клен

Апельсины

Идея новогоднего венка витает уже давно. Я бы даже сказала, чересчур давно. Но в этом году я его сделаю во что бы то ни стало. Муж на вопрос, чем лучше украсить его, ехидного говорит, что обычно их украшают лентой: "от близких и друзей". Черный-черный юмор. А я купила три красивых апельсина, чтобы насушить красивых прозрачных колечек, и ими я украшу свой венок, а еще бантиками, шариками... И вот, уложив всех спать, я иду на кухню, мою толстокожий оранжевый шарик, пахнущий праздником и радостью, режу его красивыми ровными кольцами, кладу на салфетку...и слышу, как сын заворочался в кроватке и вот-вот расплачется. Бегу к нему, качаю кроватку и уговариваю его поспать, он соглашается неохотно. Возвращаюсь на кухню и застаю мужа, задумчиво жующего предпоследнее апельсиновое колечко. "Почему ты раньше не резала апельсин кольцами, ведь так его есть гораздо удобнее?" - спрашивает он меня. Ладно, достаю еще один апельсин, повторяю все сначала, раскладываю на подносе. Апельсины можно сушить в духовке или на батарее, в духовке быстрее. Но духовку я обычно использую исключительно для сжигания выпечки, поэтому кладу поднос на батарею и ложусь спать. Старшие девочки утром меня не будят, едят сами и играют в детской. Увидев меня, выползающую из спальни, старшая спрашивает: "Мааааам, ну скажи, правда же, что апельсины нельзя есть с кожурой! А она ест!" и тычет пальчиком младшую. "Ну, обычно апельсины все-таки чистят, но вообще, если съесть кожуру - то же ничего страш..." Стоп. Какие апельсины? Какая кожура? Поднос пуст, даже кожуры не осталось. Я достаю последний апельсин, смотрю на него нежно и с надеждой. Я сделаю этот венок, будь я не я.
клен

(no subject)

Хоть я давно уже в отпуске по уходу за младшей дочерью, но воскресный день по привычке считаю выходным и пытаюсь переделать кучу домашних дел, как будто завтра у меня не будет на это времени. С другой стороны, на неделе кружки, занятия, врачи иногда...уже не хочется совмещать это с варкой супа.
Кстати, о супе. Сегодня дети помогали варить фасолевый суп, аккуратно скадывали в бульон фасоль, картошку, зажарку и прочее, я их только снабжала ингредиентами и инструкциями) Не облились бульоном, не рассыпали фасоль - такие молодцы)
Потом старшая еще перемыла целую кастрюлю фейхоа, будем заготавливать на зиму.
Осенью во мне просыпается хлопотун, закрутки, баночки, заморозка...по дороге с музыки мы с дочкой заходим на рынок и покупаем то помидоры, то морковь, то перец..дома все перерабатываем и морозим-морозим-морозим. Сейчас уже и зимой можно все купить, но мне все зимнее кажется дорогим и невкусным, да и люблю я, чтобы все было под рукой, если вдруг внезапно в полночь захочется кукурузы)
А на рынке - это ж наслаждение для глаз! Оранжевые тыквы, красные помидоры, фиолетовый базилик - чистые яркие краски, торжество жизни, урожай! Наверно, крестьянские корни во мне начинают шевелиться при виде ведер с картошкой)
На днях варила томатный суп. Съела тарелку, думаю: ерунда какая-то! Через полчаса налила еще. Очнулась: два часа ночи, кастрюля пуста)
клен

(no subject)

-Маааааааамаааааа! что это на тебе?!
-Где? где?
-да вот же, вот, на кофте!
Опускаю глаза и вижу, что на мне сидит жирная зеленая гусеница. Очень жирная. Очень зеленая.
Подавляю желание издать вопль и бодрым жизнеутверждающим, но слегка все-таки звенящим голосом поясняю:
- Ну, это ж гусеница. Обычная гусеница, она на меня, наверно, с яблони упала.
-Мам, а она может тебя укусить?
-Не, она безобидная. Принеси ведерко из песочницы и я ее тебе туда посажу, хочешь? Глаза ребенка загораются радостным огнем и дочь несется за тарой, а я хвалю себя за сдержанность и привитие любви к живой природе у детей дошкольного возраста. Дочь приносит желтое ведерко и я стряхиваю гусеницу в него. Ребенок завороженно смотрит, как ежно-зеленое тельце то вытягивается, то сокращается, переставляет ножки с присосками...
-Мама, она такая! такая! красивая! смотри-смотри! милая, хорошая гусеничка...А что она ест? листочки? а можно сорвать и дать ей? О, мама, а можно мы возьмем ее домой? Ну, мааааааам, она же хорошая, такая зеленая, ползет, ест..ну давай возьмем. И я обреченно машу рукой. Пускай едет с нами. Все равно дома уже третий год живет виноградная улитка, тоже обретенная на даче. Еще одной пакостью больше, зато какой восторг. Ребенок старательно моет баночку для перевозки гусеницы, поручив мне следить, чтобы она пока не убежала из ведра. Я покорно сижу с тяпкой в руках, караулю. Мы сажаем гусеницу в баночку, кидаем ей паек из листьев и закрываем крышкой и кладем в детский рюкзак - кто гусеницу нашел, тот ее домой и понесет. Через час муж проводит нас на электричку. Начинаются сборы, мы ищем сандали, штаны, переодеваем младшую, но пока мы собираемся, она умудряется забраться в компост и мы переодеваемее еще раз. Успеваем на электричку, берем в кассе билет. Я отдаю сдачу старшей, чтобы она положила ее в рюкзак и тут обнаруживается, что рюкзак забыт на даче. Папа торжественно обещает, что через два дня приедет домой и привезет гусеницу, а пока обещает ее проветриваь и кормить. Радости от того, что на него возложена такая почетная миссия в его голосе не слышно. Мы едем домой, вечером звоним папе и проверяем, не забыл ли он позаботиться о нашем питомце...И вот через два дня гусеница доставлена. Выглядит упитанной и повеселевшей, сразу видно, что папа заботился о ней хорошо. Пересаживаем ее в просторную стеклянную банку, затягиваем сверху марлей, водружаем на стол и любуемся. С трудом уговариваю убрать ее хотя бы на время ужина, потому что не разделяю восторга от такого соседства. Банку ставим на подоконник в спальне. Не спрашивайте, почему. Я вот уже не спрашиваю, в спальне - так в спальне, что мне уже терять-то? Я мою посуду и слышу топ-топ-топ-топ-топ...маленькие босые ножки младшей все ускоряют свой бег по коридору, вслед ей несется крик старшей: стоооооооой! куда?! куда?! оглушительный звон бьющегося о кафельный пол стекла, я выбегаю, подхватываю младшую на руки, взглядом василиска останавливаю летящую старшую...весь пол усыпан мельчайшими осколками, они блещую в электрическом свете...Старшая окидывает картину, секунду-другую осмысляет произошедшее, набирает воздуха в грудь, глаза наполняются слезами, младшая вдруг тоже оттопыривает губу и готовится поддержать...
-Не ревите! тихо! Я отдаю младшую мужу, нагибаюсь, нахожу под коляской в прихожей зеленый листик, на котором злостчастная гусеница жива и здорова. И даже аппетит не утратила.
- Она жива. Все в порядке.
-О, моя гусеница! зачем? зачем ты ее взяла?! патетически восклицает старшая в адрес младшей. Но младшей полтора года и она ничего не отвечает, но реветь уже передумала, смотрит с интересом, как мама пылесосит пол, моет его мокрой тряпкой, споласкивает тапки, вытряхивает  в раковину уличную обувь на всякий случай. Старшая обнимает новую банку.
Потом наступает ночь. Дети давно спят, а я пью чай на кухне. С подоконника на меня смотрят зеленая гусеница и виноградная улитка, обе едят листья одуванчика. Все хорошо. Все хорошо.
клен

малыши и лужи

Мы входим в парк и дождь, который все собирался и собирался, вдруг решается и обрушивает на нас первые капли. Мы со старшей дочкой ставим младшую на самокат и несемся под сень деревьев, смыкающих кроны над дорожкой. Там сухо и только слышно,как капли шлепаются на листья над нашими головами. Но дождь усиливается и одна большущая капля плюхается младшей прямо на макушку. Секунду она осмысляет произошедшее, а потом...заливается неудержимым звонким смехом, трогает свою голову и хохочет! Глядя на нее, мы тоже начинаем смеяться. И на волне хорошего настроения решаем, что домой мы не пойдем, а продолжим нашу прогулку по парку. И идем по дорожке под защитой деревьев, поминутно останавливаясь, чтобы разглядеть притихшую в ветвях птичку, потрогать мокрые листья клена или просто послушать звуки дождя. На дорожке уже появились лужи и у нас все хуже и хуже получается переступать через них, особенно, когда речь идет о младшей, которая намеренно стремится наступить в самое мокрое место и с визгом потоптаться в грязи. Мы грязные, мокрые, но мы веселые и счастливые. Заканчивается "дикая" часть парка, где мы укрывались под кронами, мы оказываемся в той части парка, где аттракционы и передвижные витрины с мороженым, играем веселая музыка, старшая гоняет на самокате по пустым аллеям, младшая остановилась под репродуктором и уморительно трясет попой и притопывает прямо в луже, редкие прохожие, скрючившиеся под зонтами, останавливаются и смеются в голос, потому что невозможно хотя бы не улыбнуться, глядя на это. Старшая возвращается к нам и тоже приплясывает. Но мы уже совсем промокли и я начинаю замерзать, дети уверяют, что им не холодно, но мы не сможем оказаться дома, как только они заноют, поэтому я решаю двигаться в обратном направлении. Мы везем младшую на самокате, время от времени снимаем ее и даем старшей возможность разогнаться как следует..."мама, сморииииииииии" - несется мимо меня мокрая счастливая девочка. Возле клумбы находим два выдернутых из земли тюльпана со сломанными стеблями, немедленно проникаемся к ним жалостью и кладем луковицы в карманы жилета младшей, так как больше ни у кого карманов нет. Луковицы мы решаем отвезти на дачу и там посадить к нашим остальным тюльпанам, которые радуют нас в этом году необыкновенным буйством красок и размеров. Возле дома мы уже совсем озябшие, но непобежденные. Грязные и мокрые дети помещаются в горячую ванну, я переодеваюсь в любимый махровый халат и наливаю себе чашку чая, сажусь рядом с ними в ванной комнате и наблюдаю, как они плещутся. Вспоминаю про тюльпаны, бережно обматываю влажной тряпочкой и кладу в пакетик на окошке, забрасываю в стирку всю одежду и блаженно потягиваю свой чай, каждой клеткой ощущая, что жизнь - очень хороша, что детство - очень быстротечно, что радости - в мелочах. Я хочу, чтобы дети помнили эти счастливые минуты, чтобы пронесли сквозь годы это чувство беспричинного ликования, когда тебе 5 лет и ты прыгаешь по лужам, а впереди - только счастье, бесконечное счастье.
клен

Коноплянник

Суббота. Я лежу с закрытыми глазами и слушаю, как старшая дочка в детской подпевает своему зайчику-аудиоплееру, ей почти пять, у нас уговор, что утром она просыпается, выключает йогурницу, съедает одну баночку, остальные убирает в холодильник и тихо играет пока я не встану. Вставать я не хочу, хотя уже и не сплю. Я лежу без движения и стараюсь даже дышать неглубоко, потому что рядом со мной кверху попой спит младшая дочь, ей скоро полтора. С ее появлением я поняла, почему ураганам дают женские имена. И я боюсь разбудить этот ураганчик. Так я выгадываю целых пятнадцать минут тишины и покоя. Но тут с подоконника с грацией картофельного мешка спрыгивает Котушка-Бегемотушка, взбирается на кровать и совершает большой утренний обход. Она всегда знает, когдя я уже не сплю, ее не обмануть, притворившись мертвым опоссумом. Она мурчит, топчет меня лапами и обнюхивает не только меня, но и малыша. Малышу щекотно. Осторожно, глазки открываются! Младшая спросоня всегда недовольная, этим мы с ней похожи. Чтобы улучшить себе настроение она требует грудь. Поев, она проворно слезает с кровати и бежит в комнату сестры. Та приветствует ее радостными криками, они обнимаются, как будто не виделись год, и обе бегут ко мне в постель. Они прыгают на мне, катаются по кровати и всячески выражают радость существования. Я же напротив, очень тяжело переношу такое шумное вторжение, мне необходимо выпить чашечку кофе в тишине. Ладно, мне просто необходимо выпить чашечку кофе. Ладно, мне просто необходимо выпить.
Я надеваю халат и ползу на кухню. Мы со старшей едим остатки домашнего пирога, который почему-то называем коноплянником, хотя в нем нет ни грамма конопли. Младшая ест йогурт. Ну как ест. Меланхолично ковыряет ложкой, капает на стол, размазывает по столешнице. Роняет миску на пол. Я не обращаю на все это никакого внимания. Научится. Вот, старшая научилась, сидит ровно, ест аккуратно, пользуется салфеткой. Упс. Хотела угостить сестренку куском пирога и опрокинула свою чашку с чаем. Бывает. Идет за тряпкой и приводит стол в порядок.
После завтрака переодеваю младшую в чистую одежду. Скоро приедут мои родители и возьмут детей погулять. До этого надо повторить стишок, который старшая должна прочесть в понедельник. Стишок скучный, ребенку он не нравится. Мне тоже. Мы уныло долбим 8 строчек, дочь бубнит как попало, пропуская строки, путая их местами и нарушая рифму. Я с трудом добиваюсь правильного прочтения и плюю на стишок, отпускаю их играть. Дети носятся по дому, я лениво бурчу: не носитесь, осторожно, не упадите, не носитесь, осторожней....У них миллион игрушек, а они играют с обрывком веревки. Ну и пусть. Приезжают родители и я снаряжаю детей на прогулку. Они собираются основательно: самокат, ведерко, лопатки, формочки, мелки, мыльные пузыри...Младшая хочет надеть ботинки старшей. Старшая не хочет и отбирает их. Обе орут. Наконец все ушли. У меня есть два часа и я принимаюсь за дело. Поднимаю с пола игрушки, загружаю стиральную машину, разгружаю посудомоечную, пылесошу, мою полы. Нахожу засохшую половинку лимонной дольки. Вчера дети достали из моей чашки дольку лимона и чуть не подрались за нее. Пришлось разрезать ее пополам. Ни одна есть этот бедный лимон не стала. В перерыве я успеваю заварить себе чай. Родители возвращаются. Раздеваю младшую, старшая все может сама, но не хочет. Я помогаю ей снять ботинки. Младшая давно положила на них глаз. Она хватает их и с визгом бросается наутек. Старшая гонится с криками: "Моёёёёёёёёёёё!", отбирает. Обе орут.  Мы все садимся за стол, обедаем, дети отправляются спать. А я бегу в магазин, приношу пару больших пакетов. Возвращаюсь, родителям пора уезжать. Я провожаю их.Через 15 минут приезжает Паша, муж моей подруги, его дочь младше моей старшей  и старше моей младшей, поэтому детские вещи циркулируют между нашими семьями круглогодично. Я даю ему два огромных пакета, он мне - один. Я радуюсь, потому что от детских одежек гардероб скоро лопнет. Паша уезжает, а я разбираю привезенное. Среди вещей нахожу отличное белое платье. Все в желтых пятнах. Замачиваю платье в отбеливателе. Заодно бросаю туда же свой белый халат и белые детские колготы и носки, покорно ждущие своего часа в корзине с грязным бельем.  Дети просыпаются. Дети хотят есть. Старшая не хочет рыбный суп. Младшая не хочет ничего вообще. Ей нужно только мое молоко, все остальное летит на пол. А мне рыбный суп очень даже по душе. Я ем его, одновременно кормя грудью младшую и убеждая старшую, что суп очень вкусен и полезен - личным примером. Но старшая хочет пельменей. Варю ей пельмешки. Глядя на старшую, младшая тоже требует себе пельменей. Кладу и ей. Обе едят самозабвенно. Младшая устает ловить их ложкой и тыкать вилкой, пытается схватить рукой, они выскальзывают и падают на пол. Котушка-Бегемотушка этому очень рада. Потом переодеваем младшую и идем играть. Игра заключается в дележе игрушек и воплях. Потом дети перемещаются в спальню и прыгают по кровати. Я бухчу: слезьте с кровати, не прыгайте, головы расшибете...Младшая делает отчаянный кульбит,  летит головой вниз и падает прямиком мне в руки. Пару секунд она осмысляет произошедшее, а я пытаюсь унять бурление адреналина в крови. Вспоминаю, что когда-то я заварила себе чай. Дети изгоняются из спальни. Нужно позаниматься музыкой со старшей. Мы берем ноты и разучиваем "И мой сурок со мною". На блок-флейте. Легато никак не дается. До-си-ля. До-си-ля.До-си-ля. Я готова плюнуть и на сурка, как на стишок, но тут дочь проявляет силу характера, она мечтает стать музыкантом и играть в оркестре. Потому мы продолжаем долбить до-си-ля. до-си-ля. до-си-ля. Я опять вспомнаю про свой чай. До-си-ля. до-си-ля. до-си-ля. На помощь приходит младшая. Она забирается на стул и хватает ноты, молниеносно спрыгивает и уносится с хохотом. Старшая гонится за ней с воплями "Отдай! Отдай мои ноты! Мамаааааааааа! Она их рвееееееет!! Старшая настигает младшую и отбирает остатки сурка. Обе ревут. Я разгоняю балаганчик, конфискую обрывки, обещаю склеить скотчем. Сперва сурка. Потом их самих. Дети мирятся. Я вспоминаю про чай. Вспоминаю, что надо достать вещи из старильной машинки. Платье как новенькое! Развешиваю постиранное. Вспоминаю про чай. Дети хотят банан. Старшая ест, младшая размазывает по волосам. Больше не переодеваем ее, все равно скоро купаться. Наливаем ванну и запускаем туда обеих. Дети весело играют, я бухчу: не брызгаемся, не толкаемся, ванна скользкая, не брызгаемся, не толкаемся...Попутно оттираю парогенератором кафель, загружаю машинку еще раз, мою пол, унитаз и раковину. Младшая покакала в ванную. Срочно вылавливаем игрушки, спускаем воду, отмываю детей, перемываю игрушки. Вновь наливаем воду. Младшая хочет вылезать, старшая не хочет. Вынимаю младшую, переодеваю. Она несется к сестре в ванную. Та хочет порадовать малыша и изображает кита. Все мокрое. Младшая, пол в ванной, мои тапки...Переодеваю младшую в сухое. Переодеваюсь сама. Запрещаю младшей ломиться к старшей. Обе орут. Старшей скучно одной. Она просит помочь ей вылезти. Покорно вытирает мокрый пол, потому что я встала в воспитательную позу. Дети идут смотреть мультик. Вспоминаю про чай. Чип-чип-чип-чип и Дейл!!! Старшая смотрит и напевает, младшая коварно подкрадывается и нажимает на паузу. Старшая орет "Мамаааааааа, она нажааааааааалааааааа" Младшая тоже орет. На всякий случай. Забираю младшую на кухню. Надо приготовить новый конопляник на завтра. Старшей скучно смотреть одной. Она присоединяется к нам на кухне и помогает готовить тесто. Младшая тоже хочет помогать. Упс. Мука на полу. На столе. На малыше. И как ей это удается? Дети хотят есть. Предлагаю гречку с молоком. Гречку хотят все. Котушка-Бегемотушкав радостном предвкушении занимает позицию под столом. Я не люблю гречку. И молоко не пью. Зато я не только вспомнила про свой чай, но и пью его! С печенькой. И мне! и мне! тянутся к моему печенью детские ручонки. Упс. Гречка на полу. С молоком. Котушка-Бегемотушка торжествует. Убираю пол на кухне. Старшая доела и докармливает младшую с ложки. Младшая сначала охотно открывает рот, а потом внезапно выхватывает ложку и бьет старшую по лбу. Обе орут. Укладываю спать младшую. Возвращаюсь на кухню к старшей, она уже съела все печенье. Мы обсуждаем, что станем делать, если завтра возле дома встретим тролля. И что получится, если букве "А" поменять местами ноги. Ну и прочие такие же животрепещущие темы. Наклеиваем наклейку в календарь, отмечая еще один прожитый день. Обнаруживаем, что в апреле 30 дней, а в марте 31.  Ребенку такое непостоянство не нравится. Повторяем стишок. Обнимаемся. Я пою песенку. Желаю спокойной ночи. Иду ставить коноплянник в духовку.22-00 У меня есть недопитый чай. И еще я предвкушаю свой ужин. У меня есть картошка, томленая в масле с розмарином, помидорка-сливка и куриные голяшки в желе. Я кладу себе в тарелку картошечку, кусочек птицы в прозрачном студне, мою помидорку. Коноплянник источает запах уюта и покоя. Я сажусь за стол и слышу...хнык. хнык.хнык. Бегу в спальню и успеваю всунуть младшей грудь за секунду до включения сирены. Она ест жадно, взахлеб, у нее ночной дожор, если не дать ей сейчас молока или еще как-то разозлить, она проснется и не заснет еще часа три-четыре. Я лежу в неудобной позе и молюсь, чтобы молока ей хватило и чтобы она сейчас не разгулялась. Коноплянник начинает подгорать, запах уюта грозит превратиться в запах горелых корок. К моему счастью, малыш отваливается от груди, переворачивается кверху попой и спит. Вбегаю в кухню, гашу духовку. На столе сидит Котушка-Бегемотушка и доедает желе. Ее волосатое лицо выражает крайнюю степень одобрения. Она считает, что этот день удался на славу. Я считаю так же.
клен

(no subject)

Поликлиника жжет напалмом. Анализы и карту потеряли. Довели меня до крика в кабинете заведующей. После этого карта нашлась. И анализы тоже. Только мне их не показали. сказали на словах, что понижен гормон щитовидки и направили на узи. Мне кажется, что все это бессмысленно.
 Психологи бесплатные написали, что занятия начнутся раньше. Я не готова морально, мне страшно и вообще не хочется идти, не понимаю, что я там буду делать.
клен

(no subject)

Когда родилась наша старшая, у нас входная дверь вообще не закрывалась - валом валили 12ваааааааааацуууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууууу0щщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщщ00
+
зззззззззззззззззз
Не обращайте внимания, это мелкая кошка пыталась отнять у меня пломбир с апельсиновым джемом и скакала по клавиатуре. Она у нас немного мешуге, трудное детство и все такое...

валом валили родственники, друзья, коллеги - всем хотелось посмотреть этого нового человечка. Может это от того, что мы очень долго к этому шли, (примерно лет 8 пытались установить причину репродуктивного провала) и когда мы ждали ее, то никому не говорили, т.к. я была уверена, что все равно я ее не смогу выносить и все кончится какой-нибудь трагедией, а сочувствие окружающих меня добьет окончательно. В общем, мы всех удивили.
Когда родилась вторая, никто не пришел) Нет, конечно, мама, папа, сестра - пришли. Парочка подруг приезжала, когда ей было уже 4 месяца. Ну а в целом ажиотажа уже не было) И вот я так одичала уже...мне хочется общения, посиделок с кофе, какой-то движухи...И вдруг звонит наш хороший друг, которого мы не видели уже год, наверно! И обещает приехать к нам завтра на шашлыки! Я с детьми метнулась в город, покормить котиков, завтра поеду обратно, муж с утра купит мяса и замаринует, у него припасен какой-то чудесный коньяк, которого я не попробую, так как кормлю грудью, на мне приготовление зеленого салата и общий уют) Я так рада,что будут вечерние посиделки в новой беседке, разговоры не о детях, радость-радость)))
Кстати, хороший коньяк я оценить в состоянии, но все равно тут же его испорчу, налив его в стакан с колой, поэтому мне можно вместо Хенесси брать любую бормотуху)

клен

(no subject)

Была у терапевта. Ничего не поняла. Чтобы сдать кровь надо ждать своей очереди три недели...Хотела сдать платно, но посмотрев цены, передумала. Зачем-то направили меня на экг. Ну сделала. Все равно лишняя хорда в сердце и пролапс не рассосутся, чего их по сто раз изучать-то? Жить не мешают и ладно. Самое главное, волосы-то выпадают...а мы экг делаем. Еще хотела на флюшку меня отправить, но раз я кормлю - решила не отправлять. Короче, пока найдут чем болен, пациент уже сам естественным образом издохнет.
клен

(no subject)

Сегодня мыла младшую и вспомнила, как лежала с ней в роддоме. Мне было очень плохо и я впадала в забытье, а потом мучительно выниривала обратно и снова погружалась в беспокойную дремоту. Однажды очень ранним утром я в очередной раз очнулась и увидела, что в боксе стоят четыре прозрачных человеческих силуэта, вернее, это выглядело так, будто кто-то наспех кое-как изобразил людей. Я очень напряглась, но не испугалась, в тот момент я знала, что это пришли ....ну, скажем, хранители, смотрители, модераторы. Их число объяснялось тем, что двое - хранители рода по материнской и отцовской линии - мои, и двое - мужа. Ои смотрели на ребенка и я спросила их, зачем они здесь. Они отвечали, что хотят поприветствовать нового человека, посмотреть на него. Вдруг мне стало очень неуютно в этой компании, я мысленно встала между ними и дочкой и сказала им, что им не место в мире живых. Они стали таять и пропали.
Никогда, никогда не делайте эпидуральную анастезию!)))))